Джон Фаулз «Червь»

Купить бумажную  Купить электронную

Джон Фаулз никогда не боялся смелых литературных экспериментов, и практически в каждом его произведении можно найти весомые тому доказательства. В романе «Женщина французского лейтенанта» писатель второй половины 20-го века продемонстрировал Англию 19-го века, причем в довольно умелой и изысканной форме, будто лично прожил немалые годы в ту эпоху и перенял все ее черты и традиции. Но в книге «Червь» он отправился еще дальше по спирали времени и описал Англию начала 18-го века! И хотя в ней присутствуют все составляющие элементы исторического романа, именно историзм не стоит на первом плане, а скорее является его фоном. В этом романе Фаулз вновь прибегает к излюбленной манере игры с читателем; игры, в которой необычным образом совмещается удивительное и реальное, а привкус магического налета остается на устах до самой последней страницы произведения.

О чем книга?

Начало книги едва ли может заинтриговать: с первых страниц читатель наблюдает за тем, как группа наездников из пяти человек останавливается для ночлега на постоялом дворе в небольшой деревушке. Во главе группы — неизвестный господин со своим немым слугой и девушкой-служанкой, которых сопровождает еще пара мужчин. Казалось бы, что такого необычного может произойти с людьми, но через несколько дней слугу господина находят повешенным в лесу, а судьба остальных членов группы остается неизвестной. По мере продвижения романа каждый раз отыскиваются все новые участники похода, и каждый раз некий судья Генри Аскью производит допрос подозреваемых.

Грубо говоря, основная часть книги состоит из допросов каждого из подозреваемых, но почти каждый раз подобный диалог превращался в некий фарс, где основной целью было не «докопаться» до истины произошедшего, а найти следующего неизвестного участника похода. И хотя внешне книга немного похожа на «Женщину французского лейтенанта», «Червь», безусловно, имеет гораздо больше смежных черт с другой работой Фаулза — «Волхвом». Дело в том, что показания допрашиваемых (особенно последней девушки Ребекки) проливают свет на главную цель данного похода, который таил в себе нечто более зловещее, чем казалось на первый взгляд. И по мере того, как Аскью узнает больше подробностей и деталей путешествия, перед читателем возникает непреодолимый ряд вопросов и мистических таинств.

Задумки автора

В своем предисловии к роману Джон Фаулз говорит о том, что несмотря на определенные исторические обстоятельства его роман не стоит воспринимать всерьез. Это всего лишь фантазия! Но даже в этой, казалось бы, простой фантазии можно с легкостью найти идеи, которые были направленны на то, чтобы обнажить общественные проблемы, а может даже напрямую обвинить людей, в них повинных. В своем романе Фаулз предпринимает открытую попытку уличить высший класс общества в том, что его члены отнюдь не являются святошами, а скорее наоборот. Сейчас мало кто сомневается в том, что правящая элита или люди «первого сорта» не носят незримый нимб над головой, но было ли подобное возможным в начале 18-го века?! Так Фаулз изображает судью Аскью человеком узколобым и не приемлющим сам факт существования иного взгляда на вещи; Его Милость (мистер Бартоломью — уважаемый человек, который организовал тот зловещий поход) пользовался непоколебимым уважением, но оказался втянут в окультистские события.

В тексте также присутствует недвусмысленное нападение на религиозные аспекты жизни, особенно в тех эпизодах, когда Англиканская церковь сравнивается с активным распространением сектантства. Конечно, данная идея Фаулза не столь критична для церкви в целом, но суть в том, что уровень недоверия достиг той планки, когда возникла потребность в протесте — отсюда протестантизм. Таким образом, ответвление от общепризнанных церковных устоев в книге именуется ни чем иным, как сектантством, а выходит эта фраза из уст уже знакомого нам судьи — Генри Аскью.

Структура текста

Структура романа — это еще один важный элемент, на который нам стоило бы обратить внимание. Но для начала давайте ответим на вопрос: каким должен быть исторический роман? Думаю вы согласитесь, если я сформулирую свой ответ таким образом: в первую очередь, настоящий исторический роман должен содержать качественный дескриптивный элемент для тех читателей, которые не знакомы с описываемой эпохой. Если вы уже успели прочитать роман, тогда вы поймете, к чему я веду. В книге «Червь» практически полностью отсутствуют какие-либо описания времени, деталей, образов, политического устройства, образа мышления и т. д. Вопреки этому, перед читателем предстает некая группа людей, направляющаяся из одного города в другой. Подобная картина могла бы датироваться любым возможным годом и даже столетием, поэтому буквально единственную информацию о времени мы получаем из немногочисленных документированных писем и допросов. Таким образом, лишь вступление к официальным документам дают возможность понять, к какому времени относятся события в романе.

Такой прием определенно добавляет всему произведению некий шарм таинственности, загадочности и даже обманчивости. Кроме того, обманчивость — это еще одна смежная черта между «Червем» и «Волхвом». В обоих романах процесс раскрытия лжи имеет градационный характер: с каждым новым фактом возрастает уровень вовлеченности в ложные события, поэтому читатель постоянно удивляется и не понимает, что же действительно сокрыто за этой ложью.

Впрочем, если вы уже знакомы с произведениями Фаулза «Женщина французского лейтенанта» и особенно «Волхв», вы наверняка по достоинству оцените его роман «Червь», ведь в нем вы найдете все то, за что полюбили его предыдущие работы.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz