Джон Стейнбек «К востоку от Эдема»

Купить бумажную  Купить электронную

Меня порой очень огорчает тот факт, что истинные мастера пера часто не застают при жизни того признания, на которое они, бесспорно, заслуживали. Пулитцеровские и Нобелевские премии посмертно, мировые тиражи и переводы на десятки иностранных языков, зачисления в ряды классиков и тому подобные регалии — это все отрадно, но где вы были раньше, когда человек еще дышал и ходил по одной с нами земле?! Увы, мы не умеем ценить то, что у нас есть в данный момент, а осознание всей важности приходит слишком поздно. В определенной мере эти слова касаются и Джона Стейнбека. Его книга «К востоку от Эдема» была принята довольно холодно, или даже враждебно. Но как же круто поменялись события буквально несколько десятков лет после ее первой публикации!

Поверьте, довольно трудно собрать воедино все разрозненные мысли и написать внятное впечатление о такой книге, как «К востоку от Эдема». Дело в том, что это не просто книга, а целая эпичная сага, в которой отведено место нескольким поколениям и огромному множеству проблем, а жизнь им дал прекрасный язык Джона Стейнбека, его уникальное умение тонко использовать метафоры, создавать совершенные образы, а также наполнять свой текст многогранными идеями. Как и в другой своей знаковой работе — «Гроздья гнева» — Стейнбек опирается на мощнейший библейский пласт, основа которого стала прообразом для основных персонажей книги, а также некоторых событий. Но об этом мы поговорим немного позже!

О чем книга?

Основные события в произведении разворачиваются вокруг разных поколений семейства Трасков: дед Сайрус Траск, затем его сыновья Адам и Карл, а также сыновья Адама — Калеб и Арон. Действия растягиваются на долгие пол столетия, захватив вторую половину 19-го века, и вплоть до конца Первой Мировой. В книге автор знакомит нас и с другими семействами (Гамильтонов, например), а также людьми всевозможных профессий и занятий: фермеров, предпринимателей, куртизанок. Стейнбек провел несколько лет в архивах, изучая настоящую историю долины Салинас, а потому его труд получился настолько правдоподобным, что первые впечатления самих салинасцев были крайне негодующими: как это писатель посмел показать всю правду о их коррупции, распутстве и пьянстве?!

Так о чем, собственно, книга? Если кто-то скажет, что она посвящена извечному противостояние добра и зла, я, скорее всего, не соглашусь с таким утверждением. Нет в этой книге исключительного добра, собтвенно, как и настоящего зла воплоти! Ваши аргументы по поводу того, что Кэти Траск была именно тем самым злом, я не приму по одной простой причине: Стейнбек — образцовый автор (в теории Умберто Эко — словно голос, который звучит в уме читателя, ведет за собой и направляет в необходимую для себя сторону), словно Бог создает образы людей и поясняет их принципиальную суть и значимость. Так вот в его пояснении Кэти нельзя называть злым существом, ее сущность находиться несколько выше того, что принято считать преднамеренным лиходейством.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и пояснить библейскую основу произведения, возможно, смысл предыдущего абзаца будет более понятен. Итак, при прочтении книги невозможно не заметить четкую параллель между семейством Трасков и историей первых людей, созданных Богом. Уже упомянутый выше Адам (с ударением на заглавное «А») Траск, как бы глупо это ни звучало, это настоящий прототип того самого Адама (с ударением на второе «а») — первого человека на земле. Как и у своего библейского прототипа, у Адама Траска было двое сыновей — Калеб и Арон. Между прочим, имя им были также взяты из Библии, и при должном воображении можно найти некое созвучие между Каином и Калебом, Авелем и Ароном. Судьба сыновей во многом также схожа: два абсолютно разных по своему духовному миру мальчика, разные интересы и цели, увлечения. Как и в Библии, брат убивает брата, но у Стейнбека это происходит иначе, как бы опосредованно, впрочем, посыл остается неизменным.

А как же Ева? В Библии Ева — первая женщина, созданная из ребра Адама; первая мать, давшая жизнь двум сыновьям. Она же — воплощение чистоты и некой женской святости, впрочем, именно она была искушена змеем, она стала причиной их изгнания из райского сада, именно она дала жизнь первому убийце человека. Если мы возьмем в расчет все эти характеристики, у нас получится очень противоречивый образ. Именно такой противоречивый образ и создает Стейнбек в лице Кэти Траск.

Трудно сказать, какой смысл или прототип вкладывал Джон Стейнбек в образ Кэти. Была ли это Ева и ее мультигранность или это просто воспаленная фантазии автора этих строк? Наверное, каждый ответит для себя сам.

Реалистичная документалистика

Впрочем, не одной лишь библейской подосновой столь значим этот роман! Я уже упомянул выше, что немалую роль для обрисовывания деталей и быта сыграли постоянные визиты писателя в городские архивы Салинаса. Оттого мы видим столь натуралистическое изображение жизни столетие тому назад.

Мы с нескрываемым благоговением наблюдаем за Сэмом Гамильтоном — чрезвычайно приятным и добродушным фермером. Ли — слуга китаец — вопреки своему глупому образу, очень смышленный и едва ли не единственный персонаж, способный мыслить здраво и глубоко. Уверяю вас, что однотипности образов у Стейнбека вы и подавно не сыщите. Помимо перечисленных поколений писатель внедряет в свой рассказ целый пласт населения, каждая ячейка которого наделена уникальными характеристиками. Находится место в повествовании и семейству неких Стейнбеков — наверняка писатель решил оставить частичку себя в истории этой книги. А потому элементы автобографии видны невооруженным глазом, не даром сам автор родился и  провел детство в калифорнийской долине Салинас.

Сам писатель считал книгу «К востоку от Эдема» своим основополагающим произведением, в нем он хотел подвести финальную черту под всем творчеством, пояснить все то, чему он посвятил жизнь. Стейнбек очень боялся быть отвергнутым, и как я уже писал выше, именно так и произошло. Еще при жизни его работа была плохо принята обществом критиков, и, откровенно говоря, в чем-то я могу с ними согласиться. «К востоку от Эдема» — это очень вязкое чтиво, не лишенное этапов непонимания и отвержения, но в моем понимании, это скорее не авторский недочет, а читательская несостоятельность. Поэтому необходимо принять охват писательской мысли и уровень проблематики, и самому стремиться к той эпичности, на алтарь которой Стейнбек возложил все свои силы, умения и знания.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz