Ричард Олдингтон «Сущий рай»

сущий райКупить бумажную

Первая Мирова Война дала толчок появлению целой плеяды выдающихся писателей во главе с Эренестом Хемингуэем, Скоттом Фитцджеральдом, Джоном Дос Пассосом и Эрихом Ремарком. Каждый из них был популярен в свое время, их имена были подхвачены модными тенденциями в литературе послевоенного периода, однако нашему взгляду не всегда открывается картина в полной мере, иногда в тени остаются некоторые части и детали, но это отнюдь не должно уменьшать их значимость. Вряд ли можно найти толковое объяснение тому, почему Ричард Олдингтон, писатель с незаурядным литературным талантом, не смог стать в один ряд с вышеназванными титанами писательского цеха, но это и не повод оставлять творца в забвении, ведь его работы точно так же достойны воспевания современным поколением.

1929 год выдался знаковым для истории литературы, в частности, для представителей «потерянного поколения». В один год выходят такие труды, как «Прощай, оружие!» Хемингуэя, «На западном фронте без перемен» Ремарка и «Смерть героя» Ричарда Олдингтона. Этот труд британца остался самым важным в его биографии, и, положа руку на сердце, вряд ли многие даже из обознанных кругов хорошо знакомы с его творчеством в более широком плане. Тем примечательнее открывать для себя ранее неизведанные широты литературного горизонта, каким для меня стала другая работа Олдингтона — «Сущий рай».

Ричарда Олдингтона общепринято ассоциировать с потерянным поколением и это абсолютно логично. Однако его «Сущий рай» несколько выбивается из колеи послевоенного творчества, ведь в этой книге поднимаются совсем нетипичные проблемы для переживающей военные проблемы страны. Мы не видим характерного героя, вернувшегося с войны и неспособного ужиться в новом для себя мире, мы не видим социальных изменений, антивоенного настроения, мы вообще не видим даже войны в этом произведении. Автор условно очерчивает временные рамки своего романа в период между двумя войнами и лишь косвенно, сквозь диалоги, передает встревоженность людей о новой грядущей войне.

В целом книга «Сущий рай» уносит нас в Англию периода между двумя мировыми войнами. В центре событий — молодой человек по имени Крис Хейлин. Он вынужден покинуть колледж, так как его родители обанкротились и больше неспособны оплачивать учебу сына. Крис вынужден вернутся в родной дом, где сталкивается с проблемами разного характера и природы возникновения. Его сестру насильно выдают замуж за богатого, но нелюбимого ею, человека; родители Криса пытаются пристроить сына и свести его с зажиточной знакомой, и т. д. Крис всячески пытается решить эти проблемы, достойно выйти из ситуации, однако в определенный момент он понимает, что он бессилен перед миром и перед человеком, который слеп в своем мировосприятии и глуп в своих суждениях.

Книга наполнена всевозможными противостояниями разных сущностей, но отнюдь не классических в исполнении добра и зла или Эроса и Танатоса. По сути, «Сущий рай» это книга о разных поколениях, об отцах и детях. Родители Криса, словно пережиток старой викторианской Англии: чопорные, дотошные, исполненные духом традиций и привычек непоколебимого подчинения старшим, вышестоящим, в то время как Крис олицетворяет собой дух новой Англии, бодро смотрящей вперед. Он не зациклен на старых традициях, в душе он бунтарь, способный подвергнуть сомнению даже самые укоренелые мнения, стоически подкрепляемые веками до него. Он не ведает статусов и чинов, для него не является авторитетом более опытный и, возможно, знающий больше человек, он способен высказать любую, даже самую нелепую идею, если она хотя бы минимально укладывается в его мировосприятие. Крис — поборник честных правил, он не приемлет лебезения перед богатыми, кажется, что он неспособен прогнуться даже в самый необходимый для него момент, но все эти черты характера, так хорошо подходящие под термин «внутренний стержень», едва ли могут быть так охарактеризованы. Временами кажется, что такое поведение — скорее всего лишь гипертрофированное восприятие действительности. Он пытается идеализировать себя и мотивы своего поведения, всегда старается быть честным, но порой это играет с ним злую шутку. По причине своей прямоты Крису очень трудно общаться с девушками, даже казалось бы идеалистические отношения с Мартой, которую он знает от силы месяц, на общем фоне выглядят очень хрупко и ненадежно. Ему очень трудно найти работу в прогнившем от бюрократии мире. Даже не смотря на недюжинные интеллектуальные задатки Крис не видит для себя приемлемого будущего в окружении, напрочь пропитанном меркантильными нуждами.

Из этого утверждения вытекает следующее существенное противостояние в романе: противопоставление материальных ценностей и духовных благ. Как уже было сказано выше, обанкротившиеся родители Криса ищут всевозможные способы восстановления собственного благополучия, и они не гнушаются ничем перед поставленной целью, даже будущим своих детей, хотя под такой напускной доброжелательностью и стремлением выдать дочь замуж явно скрываются личностные интересы. Крис, как идейный противник материального подхода к вещам, всячески опирается своим родителям, пытается вразумить и навести на путь истинный и свою сестру, но ее деформированное сознание отказывается воспринимать реальный сценарий, в итоге она выходит замуж, а ее брак оказывается настоящей трагедией. Крис на протяжении всего романа постоянно контактирует с миром богатства, но не в полной мере, а лишь как сторонний зритель. Работая у одного из богатейших жителей города, Крис, по сути, имеет шикарную возможность возвыситься и ступить в окружение богемное, отрешенное от тяжб бедности. Несомненно, для этого ему необходимо выслужиться перед работодателем-богачем, но принципиальность и прямолинейность молодого человека резко контрастируют с таким положением дел и он, естественно, даже не помышляет о такой возможности. Скорее наоборот, ему претит сама мысль об этом, ему противна компания Риплсмира (богача), само нахождение в его доме. Помимо этого у него была возможность получить материальную помощь от бывшей девушки, кроме того, его нынешняя возлюбленная Марта также способна оказать ему поддержку в виде денег, но сама мысль о содержании, пусть даже временном, но вынужденном, отравляет жизнь Криса.

Итогом всех мытарств и поисков истины для Криса становится его поездка по Европе с бывшим преподавателем колледжа Чепстоном. В их отношениях уже не раз проскакивали нотки неуважения и сомнительного отношения к идейным устоям, в частности со стороны Криса. После очередного подобного казуса Чепстон решает проучить бывшего ученика и покидает его одного в Португалии, оставив на прощанье гроши и объяснительное письмо, в котором без особого подбора выражений высказывает свое накипевшее отношение к Крису, называя его эгоистом и подвергая сомнению его напыщенную интеллектуальность. Данное письмо буквально ранит Криса, и на краю обрыва он дает волю своим мыслям и чувствам. Он рассуждает о мире и его устройстве, о первостепенной роли денег, статуса и положения в формировании межличностных отношений, он мыслит о тех механизмах, которые приводят в действия социальную сферу жизни человечества, но в глубоком смысле не попадают в категорию приемлемых по мнению Криса. Его монолог исполнен полным расстройством, ослаблением веры в себя и крайней обреченностью, а логичным выходом из всего этого, казалось бы, было просто прыгнуть со скалы. Но в самый ключевой момент Крис разворачивается и идет по направлению в город…

Как воспринимать такое решение? С одной стороны, если бы он прыгнул, это бы означало смирение перед судьбой и отказ от продолжения борьбы, но с другой стороны, победой его решение тоже нельзя назвать, ибо сопровождающие мысли явно наталкивают на полнейшую обреченность. Возможно, в нем взыграло банальное желание жить; возможно, желание помочь своей сестре, которую он, не смотря ни на что, так горячо любит; возможно, желание быть с Мартой, которую он наверняка тоже горячо любит, хотя в этом есть определенные сомнения в силу характера Криса. Одно лишь понятно, что Крису никогда не будет комфортно существовать в таком мире, каким он его воспринимает, но дать объективную оценку окружающему попросту невозможно, ибо каждая точка зрения и видения являются субъективными. Вопрос смысла бытия, которым озадачился Крис на страницах книги, наверное, слишком масштабен для дискуссии даже в таком формате, зато мы, благодаря Ричарду Олдингтону, имеем прекрасную возможность на еще одном замечательном примере задуматься о столь вечной проблеме.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

avatar
wpDiscuz